Вдовий плат (fb2)

Борис Акунин
История Российского государства в повестях и романах - 3
Вдовий плат [сборник, litres] 9M, 186 с.
издано в 2016 г. АСТ/Астрель в серии Библиотека проекта Б. Акунина «История Российского государства»
Добавлена: 15.03.2016

Аннотация

«Москва идет! Хоронись!» – кричали на Руси испокон веков, боясь скорой на расправу и безжалостной власти. Два самодержца, два Ивана оживают перед читателем в новой книге Бориса Акунина. Одного из них, Ивана III, называли Грозным современники, другого – Ивана IV – потомки.
Роман «Вдовий плат», действие которого происходит в 1470-х годах, посвящен столкновению двух систем государственного устройства: тоталитарной московской и демократической новгородской.
Повесть «Знак Каина» описывает события, происходившие на столетие позже, во времена опричнины.
А кто из двух Иванов был грознее, судить читателю…
В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.




Впечатления о книге:  

Proudhon про Акунин: Вдовий плат [сборник, litres] (Историческая проза) 16 07
А вот как было на самом деле. Михалон Литвин, польско-литовский писатель 16 века, пишет о Великом княжестве Литовском и Польше (образцах тогдашней "демократии", по мнению Акунина): "Мы держим в беспрерывном рабстве людей своих, добытых не войною и не куплею, принадлежащих не к чужому, но к нашему племени и вере, сирот, неимущих, попавших в сети через брак с рабынями; мы во зло употребляем нашу власть над ними, мучим их, уродуем, убиваем без суда, по малейшему подозрению... У москвитян ни один чиновник не может убить человека даже при очевидном преступлении, — это право предоставлено только судьям в столицах. А у нас по селам и деревням делаются приговоры о жизни людей. К тому же на защиту государства берем мы подати с одних только подвластных нам бедных горожан и с беднейших пахарей." И еще оттуда же, на тему "соблюдения закона" и мздоимства в Литве и Польше (специально для Tom11): "Если кто-то или враждебный мне, или поддерживающий судью и ищущий выгоду, похищает мои деньги или присваивает данное взаймы или вверенное, или занимает мою землю, я ничего из этого не могу получить у него, прежде чем не дам судье и приближенным его десятины и все прочие поборы, на что непременно быстро уйдут все мои деньги". (Михалон Литвин. "Записки о нравах татар, литовцев и москвитян".) Это, кстати, к вопросу о том, почему Литва и Польша на 150 лет вообще исчезли с политической карты, а Московская Русь, которая так не нравится Акунину, стала самым большим государством в мире уже в начале 17 века. В новгородской якобы "демократии" (как ее назвали в аннотации) власть принадлежала Совету Господ, состоящему из бояр-крупнейших землевладельцев. А при московском якобы "тоталитаризме" имелся и земский собор с представителями сословий и городов, и крестьянское самоуправление со своими выборными властями, старостами, судьями и т.д., и судебники, где фиксировались права этих выборных властей. Но г-н Акунин - он же сочинитель, ему можно плести, что угодно.

Tom11 про Акунин: Вдовий плат [сборник, litres] (Историческая проза) 16 07
А попросту так. Московские правила нетрудные. Власти не перечь, кланяйся ей чем ниже, тем лучше. Про законы ведай, что они для дураков писаны, и блюди один-единственный: понимай, чего хочет власть – не на словах говорит, а на самом деле хочет, и никогда тому не препонствуй. На Москве дела делать выгодно. Умный человек в сто разных рук копейку совать не будет, а даст гривенку в одну руку, самонужную – и после получит прибытка вдесятеро. Вот и вся наука...." А ведь ничего на Москве с тех пор не поменялось...

X